Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
12:08 

Enedbeletien
- Ты сделал все, что мог! - Да, большее натворить трудно... (c)
Без предисловия никак)
Началось все с диалога в духе
Эна: а давай ты чего-нибудь нарисуешь!
Экскалибур: а чо бы и не нарисовать.
Эна: у меня тут появилось ГЕНИАЛЬНОЕ предложение! Давай ты порисуешь комиксы-скетчи по Невервинтеру?
Экскалибур: а чо бы нет. Ток играть я не буду. Ты будешь автором текста.
В общем, слово за слово, так и стала Утена победительницей. То есть текст разросся, художника развезло, и стало оно тем, что стало. А чем оно стало не совсем понятно) В моменты, когда на меня накатывали особенно тяжкие волны самобичевания, Экскалибур предлагал перестать выебываться и считать это фанфиком, с чем я, тайно скорбя, соглашался. Однако же, по моему сугубо субъективному мнению, фанфик, даже самый захудалый, несет в себе зерно некой оригинальной идеи на основе имеющегося материала. Так что будем честны, с куда большей справедливостью наше творение можно назвать вольным пересказом (содрогаясь, вспоминаю Яхнина) индивидуального прохождения, щедро сдобренным авторским домыслом и откровенной отсебятиной. Тем не менее, чем дальше в лес, тем толще друиды).
На фоне всего этого не могу не упомянуть отдельно, сколь я благодарен Мелиссе и Йоме. Первой - за то, что в свое время, почти десять лет назад, она меня подсадила на Невервинтер, а второй - за то, что все это время она не дает мне забыть о моей к нему любви. Ну и конечно непосредственно Экскалибур, мой художник и, по совместительству, психолог, терпеливо выслушивающий мой скулеж в периоды творческих сомнений.))
Итак, приступим же!

Название: Сказ о приключеньках колдуна отважного на просторах земель бескрайних, Фаэруном именуемых.
Автор: Enlil
Художник: Еxcalibur
Фандом: Neverwinter nights
Персонажи:
Исендель Ле'тнер (эльф, колдун, характер хаотично-нейтральный, вероисповедание - Великая и Ужаслая Вераэна, двуликая богиня беспредела безжалостного), Фасолька и еще куча всякого канонного народу, всех перечислять замаешься.
Рейтинг: покамест все невинно, но вряд ли меньше NC-17 будет.
Жанр: юмор с налетом экшена, да и вообще приключенек много, что автору в голову взбредет.
Краткое содержание: ну в названии уже все сказано))


Компания первая. Глава первая.
Приключенька первая, в которой мы узнаем, как вредно пить в ночь перед экзаменом.


Академия Невервинтера была для лорда Нашера актом отчаяния. В своем стремлении взрастить героя посреди объятого ужасом и чумой города он питал, на мой взгляд, неоправданно оптимистичные надежды, закрывая глаза на порочную человечью, эльфячью, гномью, тролью и полуросликовую натуру. Совсем уж злостные мошенники и головорезы отсеялись еще на первых испытаниях, оставив тех, у кого хоть как то сохранялась голова на плечах или хотя бы руки из того места росли. И среди них, конечно, находились гипертрофированно возвышенные идиоты и скрытные меркантильные лизоблюды. И, если уж выбирать из этих двух категорий, за некоторыми деталями, с большей вероятностью меня можно было отнести ко второй. В другой ситуации я, подобно множеству других, стремился бы держаться как можно дальше от Невервинтера с воцарившейся в нем Воющей Смертью, но предложение Нашера оказалось слишком жирным, хотя и попахивающим тухлятиной, куском. Сосредоточенная, преисполненная осознания возложенной ответственности дисциплина быстро сменилась свойственной любому братству студиусов разудалой безалаберностью. Из под полы ходили, покупались и перепродавались конспекты, шпаргалки, картинки с голыми бабами и бутыли с мутной побулькивающей жидкостью внутри (ее из местных грибочков варил в подвалах гном кочегар). Жидкость пользовалась особенной популярностью среди учеников и некоторых учителей.
Одно отдельно взятое, роковое утро в Академии Невервинтера началось в несусветную рань, то есть ближе к обеду. Началось безжалостно, без всякого снисхождения к тому, что вчера ты всю ночь обмывал с однокурсниками то, что-то маловнятное но, несомненно, очень важное.... что так хорошо сидим, что такая хорошая ночь, и что вообще завтра экзамен, так почему бы и не. Обмывали удачно, вплоть до зеленых чертиков и девиц из борделя, пронесенных на территорию академии контрабандой. Фасолька, даром что фамильяр, нынче невинно посапывала на подушке по соседству с моим длинным эльфийским ухом. Умаялась, бедная, весь упомянутый вечер изображать зеленого чертика.
В дверь настойчиво колотили, иногда, кажется, даже ногами. В ответ на глухие удары из глубин сознания жужжащим назойливым роем поднимались неразрешимые вопросы.
Что нужно от меня этим людям? Что я здесь делаю? Почему они так громко топают? Какой еще экзамен? Оставьте меня наедине с моей скорбью и подушечкой! Лишь она понимает тоску мятущейся души чародея!
Мстительный мудак, которого мы вчера пригласить на попойку забыли, даже расолу не принес, взирал сверху вниз, с высоты своего роста, с плохо скрываемым злорадством и рвался самолично сопроводить до дверей аудитории, где пройдет экзамен. Прогонять я его не стал, решив воспользоваться предложенными услугами. Уверен в адекватности собственной ориентации в пространстве я не был, а потому был рад возможности на кого-то опереться, а сам он пусть хоть обмажется своим злорадством, главное что бы до места довел. Хорошо что экзаменатора моей специальности вчера на попойку, то есть на тренировку позвать не забыли. А потому лежал он нынче в уголочке, посапывал тихонько, и никому не мешал экзаменоваться. Просто прелесть, а не преподаватель!
После триумфальной сдачи экзамена, которую никто, кроме меня не видел, на пороге меня встретил Главный Надзиратель. Он переводил подозрительный взгляд с моей помятой физиономии на экзаменационный листок, где дрожащей с похмелья рукой преподавателя по чародейству, безжалостно разбуженного, было выведено сакраментальное "отлично". Особых причин для такого недоверия к моей особе, на мой взгляд, не наблюдалось, но, должно быть, надзиратель полагал меня виновным во множестве творимых в Академии грехов, к большей части которой я, между прочим, был почти не причастен.
Вечер выпуска мог быть ничем не примечателен, тем более что отметили, да еще так лихо, его заранее, если бы не обязательный для таких умных мальчиков, как я, ритуал восхваления и выдачи по заслугам. Теоретически, без потери смысла, это можно было бы назвать постакадемическим распределением и закабалением работодателем особо выдающихся кадров. Но глядя на потрясающей красоты эльфийку мне нравилось думать, что меня восхваляют просто так.
Однако же в момент самый интригующий, на пике велеречивого описания моих многочисленных достоинств, супостаты злобные в замок ворвались самым неожиданным образом и давай непотребство всяческое творить! Примерно как мы вчера, только еще убивали всех, кто под руку попадется. Смотрели на меня прекрасные глаза эльфийской девы ободряюще и с надеждой. Сама хозяйка этих глаз ближайшему супостату рукоятью меча череп можжила. Кровища кругом, мозги на доспехах красавицы, кишки чьи то под столом еще пульсируют! А меня после вчерашнего то еще пошатывает, да подташнивает. Стоял я гордо, спина прямая, в пальцах комок молний зрел, и думал о бесспорно высоком, как бы честь академии не посрамить и сблевануть аккуратно в сторону, что б не заметил никто.
Уберегла Великая и Ужаслая Вераэна от гибели и бесчестия, отразили атаку, и тут бы, наконец, перекусить чего, такой жор напал после всех этих свершений героических, ан нет, отправила меня эльфийская дева (черт бы побрал этих баб!), пакость какую то контрабандную спасать от налетчиков. Давно ходили по Академии слухи, мол привезли редкость какую заморскую, страшно ценную, но что именно не знал никто, хотя предположения разные были, а особо ушлые даже ставки принимали. Но попытки в хранилище пролезть среди студентов успехом не увенчались, а тут, в обстановке критической, послали меня прямым текстом с письменным разрешением и благословением.
Отправился, словом, имущество академическое от посягательств защищать, ну и по пути добро и справедливость всячески причинять. Ну или как выйдет там с этим добром по обстоятельствам. Шлялись мы с Фасолькой по запутанным коридорам Академии, заблудились трижды, множество слов благодарных Великой и Ужаслой посветили, и множество всяких супостатов, в чьих агрессивных намерениях сомневаться не приходилось, по пути встретили.
Безрадостно, но не удивительно было то, что когда прибыли мы на место, где контрабанда должна скрываться, не было уже ни контрабанды, ни супостатов. Только два мужика, в печали великой пребывающей, да силуэты экстренной телепортации.
- Ой бида-бида, - причитал эльф и руки трагично заламывал. - Что делать? Как жить? Надо к Арибет сходить, она всегда знает, что делать.
А друг его, франт с залысинами, но в шелке красном, в золоте да каменьях, встретил меня взглядом столь презрительным, что сразу ясно стало - давно его рожа кирпича ждет.
Словом, неловко вышло, что и говорить. Не заладилось как то мое трудоустройство после Академии.







Главный герой Исендель собственной персоной в фас и профиль))





Художниковская любимица Фасолька))

@темы: Neverwinter nights

URL
Комментарии
2016-03-19 в 22:43 

Ioma-san
Отдохнем в могиле
Ну я жду дальше) И во второй приключеньке нцой уже должно пахнуть)

2016-03-20 в 17:21 

Лилибет Сонар
Кататься бы - и санок не возить.
Ещё раз заценил приключеньку, от души поржал (ещё раз) и тоже жду дальше. Иллюстрации хорошие, эльф симпатяга и Фасолька мурмурмур.

   

Эльфячный трактирчик

главная