19:00 

Сказ о приключеньках

Enedbeletien
- Ты сделал все, что мог! - Да, большее натворить трудно... (c)
Чуток предисловия. Рисунок сегодня только один, потому как художник героически трудился перед отъездом в Питер, зарисовывая неприличное прям между визитами пациентов, но все, что хотелось, не успелось. Ну и бесценная бета, отловленная мною, ненаглядный мой фейчик, безжалостный, как все беты, истребитель косяков и корявостей, за что низкий мой поклон) И да, кстати, примерно с этого момента начинается период лихой авторской отсебятины и фрагменты, имеющие к игре весьма отдаленное отношение, просто потому что художнику так нарисовалось, а автору написалось)

Название: Сказ о приключеньках колдуна отважного на просторах земель бескрайних, Фаэруном именуемых.
Автор: Enlil
Художник: Еxcalibur
Бета: Лилибет Сонар
Фандом: Neverwinter nights
Персонажи: Исендель Ле'тнер (эльф, колдун, характер хаотично-нейтральный, вероисповедание - Великая и Ужаслая Вераэна, двуликая богиня беспредела безжалостного), Фасолька, Даэлан, и еще куча всякого канонного народу, всех перечислять замаешься.
Рейтинг: до сих пор все невинно, но в рисунках появляется обнаженка, поэтому - PG-13.
Жанр: юмор с налетом экшена, да и вообще приключенек много, что автору в голову взбредет.
Краткое содержание: ну в названии уже все сказано))




Компания первая. Глава первая.
Приключенька пятая, в которой герой постигает пользу личного обаяния.


- Послушай, куда мы все-таки идем? - Даэлан задавал этот вопрос уже в пятый раз, но предыдущие четыре я умудрялся отмалчиваться и загадочно улыбаться. И лишь когда за нашими спинами стражники торопливо захлопнули ворота в район доков, я соблаговолил ответить.
- До меня дошли слухи, что в местном бандитском притоне нынче вечером состоится распродажа. - тут на зеленоватом лице орка отобразилась столь причудливая смесь умиления и раздражения, что я не смог идентифицировать ее достаточно определенно. - Помимо всяких замечательных вещей, там обещает быть редкой красоты плащик. И я его хочу!
Преисполненный восхищения и воодушевления, я шел спиной, бурно жестикулируя и на ходу описывая орку все многочисленные достоинства предстоящей покупки, и едва не навернулся, споткнувшись о валяющийся посреди дороги труп. От падения меня спас Даэлан, перехватив за воротник и уравновесив в вертикальном положении, после чего невозмутимо переступил через тело и пошел дальше. Ну, труп и труп, ничего особенного, в доках такое случается чаще, чем в "Гнезде нищего". Обладатель тела еще при жизни выглядел достаточно подозрительно, щедро изрисованный многозначительными, но ничего не говорящими мне татуировками, покрытый густой неухоженной небритостью и облаченный в весьма добротный кожаный доспех. Я подзадержался на месте, ровно настолько, чтобы обыскать карманы безвременно усопшего, и не без приятного удивления обнаружил там пару контрабандистских монет, местной бандитской валюты, приглашение на аукцион и еще ворох каких-то бумаг. Для меня осталось загадкой, почему его не обшарили до меня: возможно, это было неприлично по какому-нибудь местному бандитскому этикету, но меня подобные этические дилеммы не смущали. Даэлан стремительно удалялся, и я, дабы не отстать окончательно, не разбирая, кучей запихал добычу за пазуху и поторопился за орком.
- То есть мы идем за плащиком. Почему я не удивлен? - подвел итог Даэлан.
- Ты всегда понимаешь меня с полуслова! - с преувеличенным восторгом восхитился я. Даэлан страдальчески вздохнул и качнул головой.
Однако прошло все не так гладко, как я надеялся. У дверей трактира, обители местного сброда, контрабандистов и всяческих жуликов, пьяный старческий голос категорически отказался впускать нас внутрьбез предъявления пароля или парочки монет на лапу. Голос то глупо хихикал, то срывался на томное придыхание. Пароля у меня не было, поэтому пришлось раскошелиться, пытаясь игнорировать красноречиво закатывающего глаза Даэлана. Внутри оказалось на удивление прилично, даже, пожалуй, почище и потише, чем в знакомых мне более законопослушных заведениях. Усмехнувшись, Даэлан взял себе кружку пива, а я удалился в угол с неким контрабандистом обсудить условия приобретения искомого плащика. Увы, к величайшему моему разочарованию, после взятки привратнику в кошеле осталась сумма, недостаточная для покупки плаща, а контрабандист, гнусно ухмыляясь, категорически отказался снизить цену.
- Это бывает, - пытаясь придать голосу оттенок какого-никакого сочувствия, утешал он. - Но за ваши средства я могу предложить вам две пары совершенно замечательных носок! С олениками и портретом лорда Нашера. Позвольте, покажу - уверен, вы будете очарованы.
Но носки я не хотел, а хотел плащик, денег на который не было.
Местный пьяница, глумливо хихикая из-под стола, бормотал заплетающимся языком, что, быть может, на аукционе мне повезет больше, хотя нет, постойте, у меня даже на плащик денег не хватило. Я ненавязчиво пнул наглеца под ребра - тот коротко крякнул, на несколько секунд замолк, а потом громогласно захрапел.
Однако же было жаль просто так уходить из этого дурацкого бандитского логова, причинившего такой материальный ущерб на входе. Попытка коварно отомстить и выпить все имеющееся в трактире пиво провалилась, потому как у хозяина хоть и был всего один сорт, но, похоже, поистине неисчерпаемые его запасы. Куда большие, чем мог вместить в себя мой не предусмотренный для этих целей эльфийский организм. Волей-неволей я начал прислушиваться к оживленной болтовне за соседними столиками. Это было все лучше, чем сидеть молча, упрямо пялясь в свою кружку под насмешливым и донельзя невозмутимым взглядом Даэлана. Разговоры шли все о том же аукционе. Я уже догадывался, что продавали там не плащики, а некий артефакт, уникальный и в единственном экземпляре, а потому вызывавший большой ажиотаж даже среди тех, кто понятия не имел, что это конкретно и как его применять. После четвертой кружки пива аккуратными, не вызывающими подозрений расспросами у панибратски настроенной публики удалось выяснить, что местный авторитет и по совместительству хозяин этой таверны, капитан Венгол, при неизвестных и загадочных обстоятельствах сумел добыть этот редкий артефакт. Предмет столь ценный, что представляет большой интерес для самого лорда Нашера. Удивлениесобравшихся, впрочем, весьма сдержанное, вызывало то, что сам капитан где-то задерживался. Говорили, что назначенное время начала аукциона уже пару часов как миновало, а капитан раньше непунктуальностью не страдал. Поисковую экспедицию никто собирать не рвался, из чего я сделал вывод, что большая часть собралась здесь скорее из любопытства, чем из жажды приобретения, а судьба Венгола, как это принято среди разбойников, их волновала мало. Словом, самыми ответственными в этой компании оказались мы с Даэланом.
Обманом, хитростью и лестью мы вступили в сговор с местным поваром. Он поведал душераздирающую историю о том, как великолепен был в молодости, как ударом кулака повергал наземь медведя, голыми руками сдирал с него шкуру и прямо на месте готовил шашлык по-уотердиппски, да такой, что пальчики оближешь. Поощрив рассказчика некоторой суммой, мы как благодарные слушатели получили, наконец, доступ на нижние - жилые - этажи. По слухам, подтвержденным еще десятком монет и еще парочкой поварских историй,там в свободное от работы время обитал искомый нами капитан. К несчастью, капитана сходу обнаружить не удалось, но выскочившие на нас гнусного вида личности, ведомые рядом вопросов и самыми кровожадными намерениями относительно нас, ясно дали понять, что ищем его не только мы. Загадочный артефакт, а также излишне либеральная политика, проводимая капитаном, вызвала раскол в рядах его приспешников, и отщепенцы, не обнаружив самого капитана ине чураясь подлости, захватили его любовницу и зверски ее пытали. Спасли мы ее случайно.Услышали голоса за дверью, Фасолька вскрыла замок, Даэланвломился и, не разбираясь, широкой стороной топора оглушил ближайший и наиболее подозрительно выглядящий объект. Наше триумфальное появление произвело на девушку столь яркое впечатление, что она, заливаясь слезами, кинулась мне на шею и умоляла спасти ее возлюбленного, находящегося в большой опасности. Девица оказалась деловая, и едва она добилась от меня невнятного "Ну, может быть", как в мгновение ока перестала рыдать, отцепилась от меня и, от души высморкавшись в уляпанный кровью батистовый платок, поведала информацию. Она сообщила, что загадочный артефакт есть не что иное, как останки редкой птицы куролиск, найденные капитаном в хаосе нападения на Академию. Чем так важны эти самые останки (добро б еще живой куролиск был), я сразу не вспомнил, но у Даэлана все было записано и даже зарисовано. Орк ненавязчиво, но очень больно ткнул меня локтем в бок, намекая, что такой шанс мы упустить никак не можем, а если упустим, то леди Арибет нам самолично головы поотрывает. Девица с радостью выдала тайное логово капитана, на куролиска не претендуя и прося только одного - доставить ей Венгола живым и здоровым.
- Ну, извиняй, как карта ляжет, - честно сказал я, девица снова разрыдалась (так же внезапно, как прекратила, с искренне восхитившим меня отсутствием перехода между эмоциями) и вцепилась в мою рубашку мертвой хваткой. На этот раз отцеплять ее, под ревнивый Фасолькин писк, пришлось Даэлану.
По наводке девушкипробрались мы через тайные ходы ни много ни мало в канализацию. Невервинтер-то и на поверхности нынче производил впечатление весьма угнетающее, а уж канализация явилась пред нами во всем своем великолепии, поистине неописуемом и незабываемом. Я вынужден был признать, что в идее скрываться именно здесь был резон, ибо вряд ли кто полез бы сюда без большой надобности. У нас с Даэланом, к сожалению, надобность была. Фасолька непрестанно чихала, попискивала недовольно и пряталась от ужасающего запаха у меня за пазухой, немилосердно щекоча крылышками. Мое непроизвольное сдавленное хихиканье изрядно сбивало с рабочего настроя и немало развлекало Даэлана.Помимо нас надобность оказалась еще и у бывшего капитанского помощника, того самого, что особенно недоволен был политикой начальства. Как звать этого помощника, я не запомнил, хотя капитанская любовница говорила, но я с ним и не собирался дружбу заводить.
Капитан Венгол оказался личностью хитрой, наглой и изобретательной. К моменту нашего с Даэланом появления оппозиция уже прижала его к канализационным решеткам и намеревалась самым безжалостным образом окунать в нечистоты. Увидев нас за спинами своих врагов,Венгол как-то очень подозрительно обрадовался.
- Ага! - закричал он. - А вот и мое подкрепление! Бойтесь, глупцы, ибо они безжалостны, и пришел ваш смертный час!
Мы с Даэланом, признаться, удивились и растерялись от такого поворота куда больше, чем бывший капитанский помощник с прихлебателями, к которым Венгол и обращался. Они обернулись, воззрились на нас. На лицах их, не обремененных интеллектом, отобразилось очень обидное (потому как я-то не очень понимал, что происходит) осознание. А затем они бросились на нас, обнажив оружие и подбадривая себя воинственными воплями, эхом разносящимися по тоннелям канализации. Капитан Венгол в это время пытался аккуратно, вдоль стеночки, пока о нем снова не вспомнили, прокрасться мимо и затеряться в коридорах.
Глупые бандиты явно имели очень мало опыта сражений с магами, а потому бежали кучно, так и подставляясь под огненный шар. От взрыва в самом эпицентре их группы кто-то лег сразу - и навсегда, кто-то упал и катался по грязному полу, вопя и пытаясь сбить огонь, кого-то просто отбросило в сторону или сбило с ног взрывной волной. Этих последних, наиболее деятельных, без труда допиналДаэлан, я же поспешил на помощь Фасольке, которая в меру своих слабых сил пыталась удержать Венгола. Фейская сонная пыльца подействовала на него лишь отчасти, и он упрямо полз вперед, а Фасолька дергала его за волосы и возмущенно пищала. Пара пощечин привела его вчувство и капитан, всклокоченный, помятый и раненый, приветствовал нас широкой обаятельной улыбкой. Он, конечно, очень извинялся, что натравил на нас бандитов. Говорил, мол, так вышло, но он нисколько не сомневался в наших мужестве и мастерстве, да и вообще льстил умело и очень вдохновенно.Фасолька на лесть не покупалась и гневно топталась по его голове, но капитан держался, стоит отдать ему должное, молодцом, будто ничего такого не происходит, и по нему регулярно топчутся пикси, а интеллигентные орки угрожают отрубить башку. Капитан смог удивить и порадовать не только сдержанностью и невозмутимостью, но и покладистостью. Не выдвигая каких-либо требований, он с достоинством поблагодарил нас за спасение любовницы и устранение конкурента, вручил куролисьи останки в аккуратном мешочке, попросил передать привет Нашеру, с которым они, дескать, старые друзья, пожелал удачи и удалился, скрывшись в одном из переходов канализации. Преследовать его мы не стали, поверженные силой его обаяния.
На изрядно помятом листочке, что орк хранил за пазухой, Даэлан с крайне деловитым видом вычеркнул в списке "Лекарство, спасу нет, какое нужное" строку "куролиск".


"Маска Лунного Камня", главный и неповторимый бордель Невервинтера, нравился мне тем, что даже среди объятого чумой и множеством сопутствующих проблем города, он сохранял атмосферу умиротворенной степенности. Правда попасть в него теперь было сложнее, помимо денег требовалась еще и справка от жреца, а так же не помешало бы личное благоволение хозяйки борделя, прекрасной, решительной и пышнотелой мадам Офалы. У меня была как справка (благодаря Арибет), так и благоволение, а потому я с превеликим удовольствием проводил здесь время.
Томилась девица в ужасном плену,
Дриада, чей локон спасти мог страну!
И горестный плачь, и отчаянный крик
Слились воедино в мучительный миг!
Голоса из общего зала доносились до нас едва приглушенно. Менестрель в "Маске" пел посредственно, зато от души. Последним хитом была душераздирающего содержания песня, повествующая об обретении второго ингредиента лекарства от чумы. Особенно мне нравился куплет, в котором рассказывалось о том, как, пылая праведным гневом в очах, некий герой прекрасной эльфийской наружности ворвался в высокую башню и одним этим самым взглядом поразил врага. Заканчивалась песенка на весьма фривольной ноте описания всей глубины благодарности спасенной девицы. Даэлану, стоит сказать, в песне тоже посвящалось несколько строк, а потому, на правах героя, он пользовался в борделе бешеной популярностью и щедрой двадцатипроцентной скидкой. Самому троллю песня не нравилась, он утверждал, что в ней слишком много художественного вымысла, но против скидки не возражал.
На моих коленях сидела очаровательная Люр. Черные локоны струились по смуглым плечам, длинные ногти выкрашены были в кроваво красный цвет, а губы пахли дешевым вином. В дверь деликатно стукнули и через мгновение из-за нее, так и не открывшейся, раздался чарующий голос мадам Офалы.
- Котеночек, тебя очень хотят... видеть, - проворковала она. Я не любил, когда меня называли котеночком, но мадам Офале, великолепной мадам Офале с ее пышной грудью, высокой изящной прической и глазами, слишком старыми, слишком умными и слишком жесткими для особы столь цветущей, позволено было все. Я невнятно буркнул что-то согласное, мол, раз уж очень, то так и быть. Дверь, наконец, распахнулась. За спиной мадам маячил, смущенно озираясь, эльфик в монашеском облачении храма Тира. Больше всего его появлению удивилась Люр, даже перестала томно поглаживать пальчиками мое плечо. Видимо, подобная публика к ним захаживала не часто. Я же вспомнил эльфа в лицо и даже по имени. Это был Фентик - доверенное лицо лорда Нашера, приятель ублюдкаДестера и маленькая слабость леди Арибет. Я поцеловал Люр в щеку, и девушка понятливо спорхнула с моих колен и просочилась вон из комнаты мимо ошалевшего от такого великолепия Фентика. Мадам Офала деликатно прикрыла дверь, оставив нас наедине, и от негромкого хлопка за своей спиной послушник Тира вздрогнул так, словно заколотили крышку его гроба.
- Дестер сказал, ты заходил в храм, пока меня не было, хотел что-то передать, - осторожно подал голос Фентик, озираясь так опасливо, как будто опасался, что сейчас на него из всех углов накинутся шлюхи, сорвут с него одежду и беспощадно надругаются. Я бы с удовольствием на это посмотрел, но в заведении мадам Офалы с клиентами обращались вежливо и боятся Фентику было нечего.
- Прям так и сказал? - прищурившись, уточнил я. Фентик засмущался еще больше, что подтвердило мои подозрения о куда большем красноречии Дестера. По крайней мере, я точно был бы красноречив, если бы это мне сломали нос, впечатав в колонну. Наши встречи с Дестером, каждый раз случайные и неожиданные, ибо более близкого знакомства не искал ни я, ни он, тем не менее, с каждым разом становились все более... страстными. Арибет уже просила хотя бы мебель не ломать, но особого осуждения я в ее голосе не различал. Она, как и я, получала определенное удовольствие от вида начищенной физиономии Дестера, хотя и скрывала это куда лучше меня.
- Бумаги. Он сказал, у тебя есть какие-то бумаги. - Дипломатичный Фентик не стал вдаваться в подробности разговора с другом. - Он сказал, ты отказался оставлять их ему. Когда я вернулся и узнал, я сначала пошел в таверну, где ты снимаешь комнату, но там мне сказали, что тебя лучше здесь искать.
Бумаги так бумаги. Я кивнул, порылся в сумке и бросил Фентику сверток через всю комнату. Эльфы весьма ловки - так я привык считать, но потупившийся в пол послушник не только не поймал, но и получил свертком в лоб, а после бухнулся на колени и заполз под кровать, пытаясь достать закатившийся сверток.
- Это очень, очень важно, - глухо доносилось из-под кровати, такой большой, что под ней можно было заблудиться. - Понимаете, такая нервная обстановка. Ходят слухи, что Чума была вызвана некими ренегатами специально. Это дико звучит, но требует подробнейшего расследования. Если ваши бумаги могут пролить свет... Апчхи! Как тут пыльно. Где, вы говорили, добыли эти документы?
- Снял с одного трупа в доках. - Я опустился на колено, приподнял край алой простыни, свисающей до самого пола, и заглянул под кровать. У самой моей ноги обнаружился сверток, к которому с поразительной целеустремленностью полз с противоположного конца кровати облепленный пылью Фентик.
- Вы знаете, вам не помешало бы отдохнуть и расслабиться, - изогнув бровь, предположил я. Фентик поднял на меня свои невиннейшие глазки и снова чихнул.
Ванны "Маски" отличались обширностью габаритов (чтобы клиентам было где порезвиться) и хитрой конструкцией, которая извергала из своих недр пузырьки, приятно щекочущие кожу. Когда я оказался в этой ванне впервые, я находился в компании Люр, а потому время протекло быстро, незаметно, и всякие пузырьки нисколько меня не беспокоили. Нынче же, под грустные жалобы Фентика я смотрел, как бурлит поверхность воды и силился задавить в себе иррациональное ощущение, что меня варят в котле. Щедро рассыпанные лепестки алых роз только усиливали впечатление, что я плаваю в супе. Монотонное бормотание и вправду расслабившегося эльфа звучало перечнем ингредиентов. "Парочка Нашеров, посолить Дестера, жрецов Тира на кончике ножа, добавить Арибет, прекрасную, великолепную, неотразимую - по вкусу..."
- Постой-ка! - встрепенулся я. От движения по воде пошла волна и облепила Фентика пузырьками и лепестками. - Что у вас там с Арибет, ты говоришь?
- Любовь! - так пылко и решительно заявил Фентик, что я усомнился в том, что они хотя бы целовались.
- Ну и... как оно?.. - осторожно уточнил я. Эльф взгрустнул, даже ушки опустились, и моя рука невольно дернулась к собственному уху. Неужели я так же выгляжу, впав в тоску?! А я-то думал, чего Даэлан каждый раз ржать начинает?!
- Арибет - самая потрясающая женщина, которую я когда-либо встречал, - тут я согласился, что спорить с этим трудно, и Фентик продолжил. - Мы делаем с ней одно дело, наша общая цель объединяет нас, но ты знаешь... Мы не разговариваем почти ни о чем, кроме Воющей Смерти... Нам словно не о чем больше говорить.
- Я думаю, тебе нужно сделать решительный шаг ей навстречу! - заявил я и под водой нахально хлопнул Фентика чуть повыше коленки. - Девушки любят, когда мужчина знает, чего хочет! - Рука подвинулась еще чуть повыше, иФентик залился краской от ушей до корней волос. Я передвинулся поближе. Эльф сдавленно сглотнул, прохрипел что-то невнятное и ломанулся из ванны, обрызгав меня всего целиком, поскользнулся на бортике и свалился на пол, удачно застеленный мягким ковром.
- Мне пора. Очень много дел! - бормотал он, подхватывая одежду и на бегу пытаясь попасть ногой в штанину.
- Конечно-конечно. Бумаги не забудьте, - поддакивал я. Только когда дверь за ним закрылась, я позволил себе в голос расхохотаться. Чьи-то пальцы ласково коснулись моих мокрых волос, и я откинул голову назад, встретившись взглядом со смеющимися темными глазами девушки. Гибкое смуглое тело скользнуло в воду и прижалось ко мне. Люр не тратила время на разговоры.



URL
Комментарии
2016-04-10 в 09:56 

Лилибет Сонар
Кататься бы - и санок не возить.
*любуется обструганными косяками*
Должна сказать, читая первый раз (да и второй тоже), я вволю погыгыкала. Особенно хочу отметить: носки с портретом лорда Нашера (мне такие точно нужны, хотя я не знаю лорда в лицо), шашлык из медведя (очень сочная сцена, представляется в красках, но не сбивает аппетит), смекалистого обаятельного капитана (молодец, мужик, соображает) и Фасольку, топчущуюся у него на голове. Это. Очаровательно. Фентик мимимишный - ребёнок же ещё! И очень понравилась Люр, несмотря на то, что ей отведено всего несколько строк текста. Приятно видеть, что не всех второстепенных женских персонажей Исендель описывает пренебрежительно (таки не шибко приятная манера, хотя я понимаю, что это взгляд персонажа).
Иллюстрация очень и очень. А художник будет её завершать? Я бы хотела себе вариант с оконченными ногами главного героя!))

2016-04-11 в 07:18 

Ioma-san
Отдохнем в могиле
Хочу больше приключенек, мне на работе читать нечего Тт

   

Эльфячный трактирчик

главная